Леонардо штукатурка - декоративное акриловое покрытие "DA VINCI". Леонардо стены


Декоративная штукатурка леонардо

Текстура «Леонардо»

No description available.

Декоративная штукатурка (Текстура «Леонардо»).mp4

?http://bit.ly/JqF8Kj?=6925925827047 - СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ЗНАКОМСТВ!!! Впервые вижу такой классный сервис! РЕКОЕНДУЮ!

Декоративные штукатурки: леонардо, мюнхенская, рельефная, венецианская. варианты, образцы, описание.

Всем нам хочется жить красиво и радостно, иметь дома свой собственный уютный мир. Комфортнее человек чувствует себя в среде, которая в известной степени повторяет его собственные наилучшие качества. Поэтому каждый человек стремится внести в свой интерьер элементы прекрасного, будь то картина или декоративное панно или какой-нибудь другой элемент. Декоративные штукатурки идеально подходят для этой цели.

Здесь я представляю Вам лишь некоторые из множества вариантов  декоративной штукатурки. Всегда можно сделать Ваш индивидуальный вариант, который Вы хотите видеть в своем эксклюзивном интерьере или экстерьере.

Стоимость определяется исходя из объема выполнения работ, выбранного Вами материала, цвета и фактуры.

Единственным недостатком декоративной штукатурки можно назвать достаточно высокую цену. Однако если вы попытаетесь добиться похожего декоративного эффекта с помощью обоев, то сумма выйдет схожей

Декоративная штукатурка в интерьере позволяет создавать уникальные декоративные покрытия на любых поверхностях, являясь замечательной альтернативой керамической плитке, обоям, краске и побелке.

Фасадные штукатурки должны защищать от многих внешних воздействий, выдерживая  холод, жару, град и дождь. Современные фасадные декоративные штукатурки не только защищают каменную кладку от влаги, но и наряду с этим уменьшают нежелательные теплопотери зданий. Хорошие штукатурные материалы должны выдерживать не только экстремальные погодные условия, но и различные механические воздействия, в том числе и человеческий фактор. Современная декоративная штукатурка всё больше должна противостоять загрязнениям, грибкам, водорослевой плесени.

Структурные штукатурки идеально подходят для новостроек и восстановления фасадов.

Большая привлекательность штукатурок и с дизайнерской стороны, заключается в огромном диапазоне вариантов с комбинированием структуры (короед, барашек, размер зерна, рельефные рисунки) и цвета.

Образцы и описание декоративных штукатурок:

Декоративная штукатурка Леонардо

Мюнхенская декоративная штукатурка

Штукатурка с  Рельефным рисунком

Венецианская штукатурка

Декоративная штукатурка - это отличное решение для оформления Интерьера и Фасада!

Задать вопрос:

Декоративная штукатурка леонардо - история, особенность,образцы и варианты.

Штукатурка Леонардо – это получение множества простых, интересных и уникальных фактур.

Материал для штукатурки - это Паста Леонардо, она была создана в честь великого итальянского скульптора и живописца Леонардо Да Винчи. Паста Леонардо – легкий в применении материал на основе акрилового связующего, мелкого кварцевого наполнителя и современных пластификаторов. Паста Леонардо позволяет получать изящные фактуры как с тонким, так и крупным рельефом. При этом рисунок финишного покрытия не расплывается, не трескается и не дает усадку. При легком рельефе расход Пасты Леонардо составляет от 0,6 до 1 кг/м.кв. При нанесении в два слоя или создании выраженного рисунка расход Пасты Леонардо увеличиваться до 1,3-2,0 кг/м.кв.

Основные особенности Пасты Леонардо:

- Огромный выбор способов нанесения;

- Совместимость со всеми типами декоративных покрытий при комплексном нанесении;

- Отличная адгезия к большинству минеральных подложек (бетон, кладка из кирпича, гипсокартон), а также и деревянных поверхностям, ДСП, ДВП.

- Экологичность, паропроницаемость и пожаробезопасность.

- Устойчивость к мытью и царапинам.

- Износостойкость.

Вот лишь некоторые из множества образцов работ с пастой Леонардо:

Коллекция всегда пополняется, рекомендую подписаться на новости блога.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

С наилучшими пожеланиями,  Людмила Маликова.

Подписывайтесь на новости блога, чтобы держать руку на пульсе Мира Искусства!

Декоративная штукатурка leonardo

ДЕКОРАТИВНАЯ ШПАТЛЕВКА ВЕНЕЦИАНСКАЯ

«БЕЛЫЙ ДОМ»

 

 

Описание

Изготовлена на основе акриловой дисперсии и мраморного кальцита, декоративная отделочная шпатлевка. Проста в применении, легко моделируется, позволяет при специальной технике нанесения создать

 

современную высококачественную, долговечную декоративную отделку интерьера жилых и служебных помещений.

Область применения
Применяется внутри помещений на черновой штукатурке, на бетонные поверхности, на любые новые минеральные поверхности и на поверхности со старой краской.
Свойства
  • Водостойкая
  • Не препятствует «дыханию» стен
  • Имеет высокую атмосферостойкость
  • Высокая стойкость к ударам
  • Высокая стойкость к щелочам
  • Благодаря направлениям движения мастерка можно изменять направление текстуры.
  • На водной основе, без запаха, безопасна для человека и окружающей среды
  • Используемую поверхность очистить от пыли, грязи, жира, а также от старого и вздутого слоя краски и привести в чистое и прочное состояние. До применения на новые минеральные основы необходимо выждать 28 дней для готовности поверхности.
  • Используемую поверхность со старой краской на основе растворителя тщательно зачистить наждачной бумагой и удалить с поверхности образовавшуюся пыль.
  • Прогрунтовать водно-дисперсионной акриловой грунтовкой «БЕЛЫЙ ДОМ». Рекомендуется использовать  грунтовку одинакового цвета с выбранным облицовочным материалом.
  • Перед применением шпатлевку тщательно перемешать, при необходимости разбавить водой (не более 10%). Во время окраски и в течении следующих 24 часов температуру воздуха в помещении и окрашиваемой поверхности рекомендуется сохранять не ниже +50С.
  • Шпатлевку наносить шпателем из нержавеющей стали. Наносить несимметрично и на всю поверхность специальной техникой шпаклевания  в виде пятен. Образующиеся при этом углубления придают поверхности при нанесении второго слоя венецианский эффект. Первый слой должен полностью просохнуть. Затем нанести второй слой тонким слоем, сглаживая все неровности на основании. При этом следить, чтобы шпателем не сделать насечек или царапин на первом слое шпатлевки. Шпатлевку наносить с давлением, затем провести по поверхности неоднократно чистой кельмой из нержавеющей стали (также с давлением), в результате чего поверхности придается глянцевый эффект.
  • Очистить инструменты водой сразу после их использования.
  • Допускается колеровка водными пигментными пастами COLORMIX «БЕЛЫЙ ДОМ»
  • Хранить в недоступном для детей месте
  • При попадании в глаза и контакте с кожей промыть водой.
Инструкция по применению

Предупреждения

Хранение

В закрытой упаковке хранить при температуре между 5 – 350С.

Упаковка

4  кг, 10 кг, 25 кг в пластиковых ведрах.

 

 

Технические характеристики (при 230С и относительной влажности 50%)

 

цвет

Белый базовый

Расход

Около 600-800 г/м2

Основа

Акриловая дисперсия

Растворитель

Вода

текстура

Придается наносимым инструментом

Толщина слоя

0,5-1,0 мм

Внешний вид

Пастообразный

Глянец

матовый

Время высыхания

при 230С и 50% влажности время высыхания около 24 часов в зависимости от толщины слоя наносимого материала. При повышенной влажности или при более низкой температуре указанное время может увеличиваться.

Складирование

хранить в чистом, сухом месте при температуре не ниже +50С, предохранять от попадания прямых солнечных лучей, максимум устанавливать 3 ведра друг на друга.

Пожароопасность

не горючее

Инструмент нанесения

Шпатель, металлическая кельма

Температура эксплуатации

+50С/+500С

shpatlevko.ru

Декоративная отделка стен леонардо и другое видео

Декоративная поверхность Леонардо Leonardo мелкаяДекоративная поверхность Леонардо Leonardo мелкаяСалон-магазин "Интерьерра". г.Томск ул.1-я Рабочая 6, пр.Фрунзе 130 телефон : (3822) 93-38-93 e-mail: [email protected] У нас вы... Декоративная штукатурка стен шпаклевкой своими рукамиДекоративная штукатурка стен шпаклевкой своими рукамиДекоративная штукатурка стен шпаклевкой своими руками Декоративная шпаклевка стен своими руками Фото... Леонардо из шпаклевкиЛеонардо из шпаклевкибюджетный ремонт. Фактурная штукатурка - нанесение. Textured plaster application.Фактурная штукатурка - нанесение. Textured plaster application.Наш прайс http://www.gustoff.pro/2017/04/ceny-po-naneseniyu-dekorativnyx.html 8 926 159 14 31 Нанесение декоративных штукатурок в Москве и облас... Декоративная Штукатурка из Обычной Шпаклёвки. Версальская.Декоративная Штукатурка из Обычной Шпаклёвки. Версальская.Интернет магазин ReDECOR http://re-decor.com.ua/ Как самому сделать самую дешевую декоративную штукатурку? Декоративная... ДЕКОРАТИВНАЯ ШТУКАТУРКА ДЛЯ СТЕН Ефект травыДЕКОРАТИВНАЯ ШТУКАТУРКА ДЛЯ СТЕН Ефект травыДекоративная штукатурка нанесения эфекта травы. ДЕКОРАТИВНЫЕ УЗОРЫ ИЗ ДЕКОРАТИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ, ЛЕГКИЙ СПОСОБ!ДЕКОРАТИВНЫЕ УЗОРЫ ИЗ ДЕКОРАТИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ, ЛЕГКИЙ СПОСОБ!Показан процесс нанесения декоративного покрытия и создания декоративных узоров доступных даже новичку... Декоративная штукатурка марморино на фасаде домаДекоративная штукатурка марморино на фасаде дома венецианская штукатурка двухцветнаявенецианская штукатурка двухцветнаявенецианская штукатурка двухцветная. Красивейший, простой и быстрый декор больших поверхностей , стен, потолка и тд.Красивейший, простой и быстрый декор больших поверхностей , стен, потолка и тд.Крутые, буквально, вензеля из шпаклевка можно быстро сделать своими руками на больших поверхностях.На... Как сделать красивые стены в вашем домеКак сделать красивые стены в вашем домеОчень красивые стены в вашем доме - сделайте своими руками Новые статьи на сайте http://dobroytro.ru/ Как наносить декоративную штукатурку своими руками. СтройДисконт БелгородКак наносить декоративную штукатурку своими руками. СтройДисконт БелгородВидео. Процесс нанесения ДЕКОРАТИВНОЙ ШТУКАТУРКИ (Десан Версажель) http://stroy-ka.ru/products/637.htm Большой выбор декор... Декоративная шпаклевка.Декоративная шпаклевка.В этом видео показано основные принципы выполнения декоративной шпаклевки на стенах. ДЕКОРАТИВНАЯ ШТУКАТУРКА СВОИМИ РУКАМИ .DECORATIVE PLASTER - WITH YOUR HANDSДЕКОРАТИВНАЯ ШТУКАТУРКА СВОИМИ РУКАМИ .DECORATIVE PLASTER - WITH YOUR HANDSHow to make a decorative plaster. Decorative plaster imitation of flowers. ДЕКОРАТИВНАЯ ШТУКАТУРКА СВОИМИ РУКАМИ. Мастер-класс по декоративной штукатурке Леонардо DA VINCI (Декоративная штукатурка Леонардо)Мастер-класс по декоративной штукатурке Леонардо DA VINCI (Декоративная штукатурка Леонардо)Техника нанесения декоративной штукатурки DA VINCI. «Da Vinci» наносится на ровные, твердые, минеральные основан... Кухня Кухня "Леонардо" Ремонт коридора. Декоративная штукатурка на основе шпаклевок, старта и финиша.Ремонт коридора. Декоративная штукатурка на основе шпаклевок, старта и финиша.Группа ВК - https://vk.com/idealremontzp Instagram - https://www.instagram.com/remontkvartirzp/ Выпуск #7. Нанесение венецианской штукатурки своими рукамиВыпуск #7. Нанесение венецианской штукатурки своими рукамиИнтернет-магазин: http://dessa-decor.ru/ Стать официальным дилером: http://pk-dessa.ru/ Группа Вконтакте: https://vk.com/ooo_dessa Сегодн... Декоративная штукатурка - ЛОФТовая с узором. Decorazza SollievoДекоративная штукатурка - ЛОФТовая с узором. Decorazza SollievoМой магазин инструментов с доставкой по миру - http://www.spb-prodecor.com В ролике : Мастер-класс - как наносить своими...

videoproremont.ru

Леонардо штукатурка - декоративное акриловое покрытие "DA VINCI" в Алматы, Астана

СДЕЛАТЬ ЗАКАЗ

Наносится на ровные, твердые, минеральные основания. Для продления срока службы покрытия и укрепления непрочной поверхности рекомендуется предварительно обработать ее грунтовкой глубокого проникновения «Белый Дом». При нанесении необходимо избегать прямого воздействия солнечных лучей, ветра или дождя. Перед нанесением материал необходимо перемешать, при необходимости разбавить водой (до10%). Наносить в два слоя, с помощью шпателя или текстурного валика. Допускается колеровка универсальным концентратом для тонирования «COLORMIX» Белый Дом, а также другими колорантами для водных сред. После полного высыхания поверхность можно покрыть бесцветным лаком, перламутровыми пастами, эмульсией. Рекомендованная окружающая температура, при нанесении и высыхании, не ниже +5ºС. После выполнения всех работ промыть инструменты водой.

«Da Vinci» (штукатурка Леонардо) - декоративное акриловое моющееся покрытие для внутренних и наружных работ

Определение:

Декоративное финишное покрытие, имитирующее самые различные поверхности, - «кору дерева», «кованное железо», «грубую ткань», «необработанный камень» или «кирпичную кладку».

Примеры:

Назначение:

Леонардо штукатурка применяется как на фасадах, так и внутри помещений по черновой штукатурке, на бетонные поверхности, на любые новые минеральные поверхности и на поверхности со старой краской. С помощью различных инструментов, используя всего один материал, можно воплотить в жизнь любые художественные задумки мастера.

Состав:

вода, акриловая дисперсия, минеральный наполнитель разной фракции, каролиты, функциональные добавки.

Материал не токсичен, не содержит органических растворителей, пожаровзрывобезопасен, со слабым запахом, устойчив к появлению грибка.

Свойства:

  • штукатурка Леонардо не препятствует «дыханию» стен;
  • обеспечивает надежную защиту от агрессивного воздействия окружающей среды;
  • придает поверхности декоративные свойства, скрывает мелкие дефекты и трещины;
  • легко моделируется;
  • легко колеруется.

Способ применения:

Штукатурка Леонардо наносится на ровные, твердые, минеральные основания. Для продления срока службы покрытия и укрепления непрочной поверхности рекомендуется предварительно обработать ее грунтовкой глубокого проникновения «Белый Дом». При нанесении необходимо избегать прямого воздействия солнечных лучей, ветра или дождя. Перед нанесением материал необходимо перемешать, при необходимости разбавить водой (до10%). Наносить в два слоя, с помощью шпателя или текстурного валика. Допускается колеровка универсальным концентратом для тонирования «COLORMIX» Белый Дом, а также другими колорантами для водных сред. После полного высыхания поверхность можно покрыть бесцветным лаком, перламутровыми пастами, эмульсией. Рекомендованная окружающая температура, при нанесении и высыхании, не ниже +5ºС. После выполнения всех работ промыть инструменты водой.

Расход:

от 1кг/м2, в зависимости от способа нанесения и толщины слоя

Время высыхания:

При 20ºС и влажности не более 80% время высыхания - 24 часа.

Условия хранения:

В плотно закрытой таре при температуре не ниже +5ºС и не выше +35ºС.

Меры предосторожности:

  • хранить в недоступном для детей месте;
  • при попадании в глаза и контакте с кожей промыть водой;
  • предохранять от замерзания и прямых солнечных лучей;
  • не допускается смешивание с другими материалами и компонентами.

Инструменты для нанесения:

металлическая кельма, шпатель, структурный валик и различные поролоновые губки для создания рисунка.

Товар сертифицирован.Гарантированный срок хранения 12 месяцев с даты изготовления.Утилизируется как бытовые отходы.

Сопутствующие товары:

Декоративная штукатурка

Декоративная штукатурка - отличный выбор для отделки помещений. В компании "Белый Дом" вы найдете широкий выбор, как фасадной декоративной штукатурки, так и интерьерной.

Фасадные водоэмульсии

Помимо обеспечения эстетически приятного внешнего вида и стабильного цветного покрытия, функция фасадных красок также защищает фасад от воздействия окружающей среды.

Декоративная штукатурка с эффектом бархата "ENIGMA"

Перламутровая штукатурка с эффектом «бархата» на акриловой основе, с добавлением мельчайших кварцевых частиц.

bdkz.kz

Штукатурка декоративная Леонардо

 Штукатурка декоративная Леонардо

Штукатурка декоративная Леонардо

Цена: 1 860 тенге

  • ШТУКАТУРКА ПОЗВОЛЯЕТ НАНОСИТЬ РИСУНОК ЛЕОНАРДО
  • С ВОДООТТАЛКИВАЮЩИМИ СВОЙСТВАМИ
  • ДЛЯ НАРУЖНЫХ И ВНУТРЕННИХ РАБОТ

Фасовка: Мешок 25 кг

Область применения

Технические характеристики

Расчитать расход

Характеристики продукта
Цвет белый
Вяжущее белый цемент
Характеристики применения
Расход сухой смеси на 1 кв. м при слое 3 мм 4,5-6,0 кг
Расход сухой смеси на 1 кв. м при создании армирующего слоя ~3,5 кг
Рекомендуемая толщина слоя 2-4 мм
Жизнеспособность готового раствора в открытой таре 90 мин
Открытое время после нанесения 15 мин
Время полного набора прочности 28 суток
Проведение работ при температуре от +5 °С до +25 °С
Характеристики эксплуатации
Марочная прочность не менее М 75
Прочность на сжатие через 28 суток не менее 7,5 МПа
Прочность на изгиб через 28 суток не менее 3 МПа
Прочность сцепления с основанием (бетон) через 28 суток 1 МПа
Температура эксплуатации от -50 °С до +70 °С
Морозостойкость F 75
  • Cостав
  • Подготовка
  • Приготовление
  • Безопасность
  • Хранение

Материал, позволяющий наносить рисунок Леонардо, состоит из мраморной крошки, песка и связующего компонента. Минеральная – состав на основе извести и белого цемента. Имеет хорошую прочность и влагоустойчивость. Такой вид штукатурки одинаково успешно применяется в отделке интерьеров и облицовке фасадов. Натуральное декоративное покрытие не имеет запаха, отличается негорючестью и отсутствием токсичности. Леонардо очень пластично, просто в нанесении, имеет экономичный расход. Поверхность легко реставрируется, не боится влаги и прямых солнечных лучей.

 Ленардо не требует идеального выравнивания стен. Шероховатая поверхность штукатурки отлично маскирует мелкие неровности основания. Достаточно зачистить стены от остатков старой облицовки и удалить пыль. На плоскости, покрытые цементным раствором, наносят акриловую пропитку глубокого проникновения. Стены из гипса, ДСП или ДВП через 6-8 часов обрабатывают повторно. Следующие два слоя – пигментированный грунт, на 20% разбавленный водой. Через 8-12 часов после высыхания на стене получается белая шершавая поверхность с отличной адгезией.

Сухую смесь Леонардо разбавляют водой согласно инструкции на упаковке. Конечной частью кельмы раствор накладывают на стену хаотичными мазками (торцуют). Образовавшееся покрытие оставляют для высыхания на 15-20 минут. Затем нержавеющим шпателем тонко зачищают верхний слой, обнажая фактурные линии. Осторожно разглаживают и уплотняют, мягко придавливая инструмент. На рельефной поверхности должны одинаково присутствовать ровные участки и места с углублениями и неровностями. Для эффекта каменной кладки можно расчертить стену на прямоугольные блоки.

Не допускайте попадания материала в глаза и дыхательные пути.

В сухих условиях, на поддонах, в оригинальной неповреж- денной упаковке – не более 12 месяцев со дня изготовления.

euromix.kz

Полвека у стены Леонардо.........: denisnasonov

Однажды, выбирая места для натурных съемок, я обратил внимание на потускневшую старую стену, отмеченную знаками времени. Пристально вглядываясь в нее, вспомнил, как прежде увлекался подобными причудами. Прошло много времени, прежде чем я понял: это была одна из тех «стен Леонардо», с которыми в дальнейшем я постоянно сталкивался. Леонардо да Винчи советовал внимательно вглядываться в такие поверхности, и тогда «… ты сможешь там увидеть подобия различных пейзажей, украшенных горами, реками, скалами, деревьями, обширными равнинами, долинами, холмами, самым различным образом…» Советы Леонардо способны разбудит пластическое воображение. Неправильные формы в виде разводов, углублений и выпуклостей вызывают самые неожиданные ассоциации.

Пространство и свет – основа образа мыслей оператора. Свет одно из важнейших средств режиссуры. Не случайно Феллини писал: «Свет-это кисть. Я, конечно, забочусь о каждой детали, проявляя максимум внимания. Но самое большое значение имеет свет. Больше чем декорации и костюмы. С помощью четырех прожекторов можно внушить определенную мысль, определенное чувство… Работу на съемочной площадке я обычно начинаю с определения характера света, потом продумываю направление основных его потоков и распределяю главные источники. Общее созидается из частностей, установка и интенсивность одного источника подсказывает место и силу другому… Идея остается, но взаимодействие источников света возникает в процессе работы, когда вдруг получается нечто новое и непредвиденное. Установка света — это всегда поиск.

Известно, что Тинторетто изучал объекты своих будущих картин при свете ночника. Эль Греко пользовался для своих моделей восковыми фигурами…. Из всех проб наибольший интерес вызывала у меня съемка на светосильной оптике с действующим отверстием 1.4 без применения искусственного освещения. Я снял в тесном интерьере портреты при свете свечей. Подобный эффект нельзя было получить при искусственном освещении, так как его нельзя установить там где находятся свечи. Не менее важным является передача живого мерцания горящих свечей, которое также невозможно имитировать искусственно.Чуть позже я узнал, что поразительных результатов в этой области добился в фильме Стенли Кубрика «Барри Линдон» оператор Джон Олкотт, удостоенный «Оскара» за эту работу. Он кстати постоянно пользовался «туманниками» (fog filter), а этот фильм снял с помощью малоконтрастных светофильтров, которые предпочел «туманникам»Уникальность метода Джона Олкотта состояла в том, что он использовал сверх светосильную оптику ( с относительным отверстием 0,7 ссылка ) и уровень ключевого света 30-40 люкс, которые позволили ему снимать актерские сцены в интерьерах только про свечах, без применения искусственного освещения. Эта оптика была изготовлена для космических целей, и приспособить ее к камере было делом не простым.

«Туманники» оказывают влияние на пространственную среду изображения , изменяя тональность кадра, контраст, перспективу, а также хорошо заполняют пустоты между различными формами. В движении они придают изображению новую жизнь, перераспределяя тональность освещения и цвета. Так возникают формы, подернутые дымкой и одновременно осязаемые. « Меня упрекают за неясность очертаний, за расплывчивость тонов в моих картинах. Но ведь Лик Природы всегда плывущий, меняющийся, вся природа зыблется, и сами мы словно плывем ! В этом есть тайная сущность жизни» ( Камиль Коро )

Сезанн говорил, что художник со временем меняет свою «оптику».Естественно новая оптика должна быть более точной. Процесс обновления идей, техники, режиссуры, не мог протекать безболезненно, не мог не вызывать сопротивления у многих операторов, которые придерживались традиционных, безошибочных методов работы. Я же радовался новым веяниям, поскольку был уверен, что настало время самым коренным образом пересмотреть некоторые принципиальные вопросы операторской профессии,тащившей за собой мертвый груз отработанных методов и эстетически устаревших предписаний.

После своих первых фильмов я вдруг ощутил, что моему кинематографическому зрению «не хватало кислорода». Мне стало казаться , что изображение лишенное воздуха, лишено самой жизни. Тогда я сказал себе: «Научись снимать воздух !» и постепенно от фильма к фильму, пытался найти решение этой задачи. Наблюдая за натурой, я заметил, что иногда случайное состояние воздушной среды совпадает с тем, что мне нужно. Но задача оператора заключается в умении не фиксировать, а создавать. Управлять изображением воздушной среды очень сложно. Кроме знания ремесла необходимо пристальное внимание. Малейшая неточность оборачивается грубой ошибкой, так как воздух- материя эфимерная, подвижная, постоянно меняющаяся.

denisnasonov.livejournal.com

Л. Г. Полвека у стены Леонардо. Из опыта операторской профессии. М.: "Издательство 625", 2006. 272 с: ил. Книга

Леван Пааташвили

Полвека у стены Леонардо. Из опыта операторской профессии

Пааташвили Л. Г. Полвека у стены Леонардо. Из опыта операторской профессии. – М.: "Издательство 625", 2006. – 272 с: ил. 

Книга издана при поддержке Федерального агентства по культуре и кинематографии

Редактор Н. Лысова.

Подписано в печать 17.04.2006. Формат 60x90/16. 16,9 печ. л., 272 стр. Печать офсетная. Тираж 2000 экз.

Издательство 625. 121069 Москва, ул. Малая Никитская, д. 4.

© Пааташвили Леван; 2006

© Издательство 625; 2006

© Фото на обложке. Пааташвили Георгий

ББК 85.374 (2) П12 ISBN 5-901778-05-7

Аннотация

Известный кинооператор Леван Пааташвили, снявший такие фильмы, как "Чужие дети", "Бег", "До свидания, мальчики!", "Романс о влюбленных", "Сибириада", "Мадо", а также многие другие, размышляет о своей профессии, делится секретами мастерства, рассказывает о пути, который привел его в кино, и об опыте своей работы.

Большое количество фотографий передает атмосферу, царившую на съемочных площадках, иллюстрирует те оригинальные технические приемы, которые использовались для решения художественных задач и необходимых световых эффектов.

Книга будет интересна не только для операторов и режиссеров, но и для широкого круга кинематографистов, а также для всех, кто любит и интересуется кино.

На долгой дистанции

С Левой Пааташвили я делал два очень дорогих для меня фильма – "Романс о влюбленных" и "Сибириаду". Первый фильм – двухсерийный, второй – четырехсерийный, а потому нетрудно понять, что им отдан огромный кусок жизни и в них вложено достаточно труда. Не знаю, какими получились бы эти фильмы, если бы рядом со мной не был человек такой преданности кинематографической профессии.

Мне приходилось работать со многими операторами – выдающимися, прекрасными, гениальными. Георгий Рерберг, Крис Менгес, Эннио Гуарниери, Паскуалино де Сантис, Тонино Делли Колли – каждый из них великолепный мастер, о каждом могу сказать много прекрасных слов благодарности и восхищения. Но, пожалуй, вот эти два фильма – "Романс о влюбленных" и "Сибириаду" – я мог снять только с Леваном Пааташвили. Одним мастерством, даже самым отточенным, такого не одолеть. В этих условиях нужны особые человеческие качества: самоотверженность, готовность идти на риск, дотошная въедливость в мелочах, изобретательность.

Все эти качества отличают Левана Пааташвили и его книгу "Полвека у стены Леонардо", написанную через четверть века после того, как мы встречались на съемочной площадке. В ней Леван рассказывает и о наших совместных работах, и о других, снятых с иными режиссерами, описывает технические приемы и художественные задачи, во имя которых они использовались.

Пааташвили видит мир как художник – это проявляется и в его фильмах, и в тексте, и в графике. Автор не пытается охватить все аспекты профессии кинооператора, выстроить концепцию операторского искусства. Он просто рассказывает, что и как делал. Живая практика кино каждый раз ставит новые задачи и каждый раз заставляет решать их no-новому естественно, опираясь на свой и чужой опыт, на великую школу живописи, поэзии, музыки. Школа операторского мастерства в двадцатом веке была наполнена тем, что можно назвать "художественной ассоциацией". Ассоциацией с живописью Ренессанса, с русской иконописью, с поэтическими и литературными образами, которые каждый большой художник вбирает всю жизнь, чтобы потом переплавить в горниле своего таланта и подарить зрителю в форме незабываемого киноязыка. Профессия кинооператора требует не только совершенного мастерства, культуры, знания традиций, но и смелости делать собственные открытия. Таков Леван Пааташвили, такова и его книга.

Кинооператор, народный артист Гр. ССР, лауреат Государственной премии СССР, действительный член Национальной академии кинематографических искусств и наук России, профессор. Более 20 работ в кино.

Однажды, выбирая места для натурных съемок, я обратил внимание на потускневшую старую стену, отмеченную знаками времени. Пристально вглядываясь в нее, вспомнил, как прежде увлекался подобными причудами. Прошло много времени, прежде чем я понял: это была одна из тех "стен Леонардо", с которыми в дальнейшем я постоянно сталкивался. Леонардо да Винчи советовал внимательно вглядываться в такие поверхности, и тогда: "...ты сможешь там увидеть подобия различных пейзажей, украшенных горами, реками, скалами, деревьями, обширными равнинами, долинами, холмами самым различным образом...". Советы Леонардо способны разбудить пластическое воображение. Неправильные формы в виде разводов, углублений и выпуклостей вызывают самые неожиданные ассоциации.

Своему сыну Георгию Пааташвили 

посвящаю эту книгу

От автора

Моя жизнь в кино началась с учебы во ВГИКе. Когда в 1949 г. я готовился к поступлению в институт, у меня были самые общие понятия о кинематографе. Только с годами, сняв свои первые фильмы, я понял, насколько это творческая и увлекательная профессия.

Кинематограф по своей природе – искусство изобразительное и всегда будет нуждаться в операторской профессии, основанной на тесной связи искусства и новых технологий.

Идея написать эту книгу возникла не потому, что в кино настало новое время, а потому, что мое время уже прошло. Время, когда можно было серьезно заниматься своей профессией, даже не имея необходимых условий: хорошей техники, оптики, пленки. Но несмотря на все неудобства и препятствия, было много идей. Это давало возможность находить новые, неожиданные решения.

В те годы существовал целый ряд ограничений и трудностей, которые требовалось преодолеть. Именно преодоление во многом сделало операторов нашего поколения мастерами своего дела.

То, что я предлагаю читателю – это накопленный опыт, рассказ о том, как мы относились к изображению и что нами было сделано для развития киноязыка.

Пятьдесят лет я посвятил операторской профессии, постигая ее как ремесло и как искусство. Несмотря на ошибки, заблуждения, разочарования, мне все же удалось сохранить чувство радости и любви ко всему, чем я занимался.

В книгу включены эпизоды и события, которые сыграли значительную роль в моей жизни, способствовали более полному и глубокому осмыслению творческой сути профессии оператора. Я старался не усложнять книгу техническими терминами и профессиональными выкладками, чтобы сделать ее доступной более широкому кругу кинематографистов, а также тем, кто любит кино и фотографию.

И конечно, мне не удалось уделить должное внимание многим моим коллегам и по достоинству оценить их работы, но надеюсь, что они не будут на меня в обиде. Я благодарен всем, кто своими замечаниями и советами помог мне в работе над книгой. 

Детство и юность

Я пришел к профессии кинооператора не сразу и всем, что мне удалось сделать, обязан своей родине, ее природе и окружавшим меня людям. Марк Шагал писал: "...Каждый художник имеет свою родину, свой родной город, и, хотя потом на него воздействуют и влияют другие среды и сферы, какой-то основной штрих остается в нем, аромат родины живет в его произведениях...".

Я родился в 1926 году в Грузии, в Тбилиси, на Саперной улице, неподалеку от Головинского проспекта (позже проспект Руставели). Одно из первых впечатлений детства – старинный оперный театр. Я бегал с мальчишками на все дневные спектакли. Театр привлекал меня не только игрой знаменитых артистов, но и красочной зрелищностью оперных и балетных постановок. Это великолепие навсегда запечатлелось в моей детской памяти. В кассе работала наша близкая родственница Тамара Георгиевна Багратиони-Мухранская, и мы могли бесплатно проникать в театр.

Моя бабушка по материнской линии Анастасия Чавчавадзе происходила из старинного рода. Я постоянно вспоминаю о ней. Ее лицо и лица моих родителей часто стоят у меня перед глазами. Это были святые люди, они всю жизнь трудились и с детства воспитывали меня в традициях добра, честности и трудолюбия. Я до сих пор стараюсь не изменять этим принципам.

Отец Георгий Пааташвили был намного старше матери. Всю жизнь он провел в разъездах, перепробовал много профессий и, наконец, вернулся в Грузию, в родной город Телави. Имея некоторый опыт организаторской работы в российском кинематографе, он с увлечением взялся за прокат немых фильмов в местном кинотеатре. Отец был знаком с Верой Холодной, и в память о ней у нас в доме висел на стене прекрасный портретный снимок звезды немого кино.

Отца часто не бывало дома, мама вынуждена была постоянно работать, а я оставался на попечении бабушки-княгини. Раньше она жила в имении родителей в Кахетии, в Кварели, рядом со своим родственником Ильей Чавчавадзе, классиком грузинской литературы.

Бабушка – Анастасия Чавчавадзе

Дедушка – Владимир (Ладо) Джавахишвили

Я с моим отцам – Георгием Пааташвили

Мама – Екатерина Джавахишвили

Бабушка, говорят, в молодости была хороша собой. В нее был влюблен Котэ Марджанишвили, впоследствии известный режиссер театра и кино. Она устраивала в своем доме его первые любительские спектакли. Но не ему было суждено стать моим дедом: бабушку сумел очаровать Ладо Джавахишвили, обедневший князь, обладатель великолепных усов и бороды, белой черкески и белой лошади. Правда, моя мама потом говорила, что "бедный Ладо женился на бабушке из-за ее богатства". Он ушел из жизни, когда я был совсем маленьким. Говорили, что дед меня очень любил и всегда носил на руках. Моя мама (все ее звали Катюшей) часто вспоминала его доброту и веселый нрав. Когда приходили ее подруги, он развлекал их, рассказывая смешные истории.

Я учился в русской школе, которая располагалась у нас во дворе. Но в нашей многочисленной семье не часто говорили по-русски, поэтому в детстве мой русский хромал.

Вскоре наш дом был снесен, и нас переселили в район Мамадавити – горы Святого Давида на бывшую Судебную улицу, в старый двухэтажный дом с прекрасными резными балконами из дерева. Перед глазами у меня до сих пор стоит Мамадавити, к ней поднимается бывшая Давидовская улица, неподалеку от нее располагался наш дом. Старые трамвайчики, фуникулер, построенный еще до революции бельгийцами, церковь святого Давида и Пантеон на горе, где были похоронены известные грузинские писатели, поэты и ученые, где нашли последнее пристанище Александр Грибоедов и Нина Чавчавадзе.

На новом месте большие и малые дворы сплетались в пестрый многонациональный ковер. Здесь дружной семьей жили грузины, армяне, русские, курды, евреи, греки. Никто никогда не закрывал дверей своего дома – в этом не было никакой необходимости. Было много детворы. В этих же дворах иногда появлялись бродячие музыканты, фокусники, торговцы с послушными осликами, уныло волокущими на себе тяжелые хурджины (1), из которых торчали верхушки узких вытянутых горшочков с мацони. Продавцы с бидонами керосина, чесальщики шерсти, лудильщики – кто только не заглядывал в наши дворы! Из потайных мест – где-нибудь на крыше или чердаке – мы наблюдали забавные сцены, "озвученные" всякими выкриками, обвинениями в дороговизне, ответным смехом. Потом этот гул прекращался так же внезапно, как начался, все расходились. Наши бабушки и дедушки, улыбаясь, исчезали в темных проемах окон.

В восемь лет мне подарили "волшебный фонарь", и я впервые увидел изображение на белом куске ткани – изображение, которое сам показывал! Диапозитивы популярных детских сказок светились на полотне как живые – вот уж точно волшебный фонарь! Но у соседского мальчика были коньки. Особенные, роликовые – они сразу заворожили меня. Обмен состоялся быстро и без сомнений. Я не привязывался надолго к вещам. Показывать изображение на белой ткани я уже умел, пора было учиться кататься на коньках.

И вот вечерами я начал ходить в летний парк Муштаид, где царило праздничное веселье над небольшим островком с непонятным названием "скэй-тинг-ринг", плыла музыка и я чувствовал себя повзрослевшим, поскольку оказался частью этого торжества. Катаясь на коньках, я любовался тем, как пробегали, то навстречу мне, то параллельно со мной, ярко окрашенные вагончики с паровозиком первой в Советском Союзе детской железной дороги. Это зрелище настолько меня поразило, что я стал страстно мечтать о работе на железной дороге. Дорогу самостоятельно обслуживали юные машинисты, проводники, стрелочники и мальчик Даня. Ударом в колокол он отправлял состав. Спустя много лет, когда мы встретились на "Мосфильме" со сценаристом и режиссером Даниилом Храбровицким, я напомнил ему о той железной дороге, на которой он "работал", и признался, что тогда очень ему завидовал...

Вскоре романтический подъем стал угасать, появилось новое увлечение – велодромом, бесшабашными гонками на велосипеде. Но и они вскоре закончились: я чуть было не разбился насмерть, и перепуганные родители, чтобы я раз и навсегда забыл о велосипеде, купили пластиночный фотоаппарат "Фотокор 9x12".

Первая съемка – удивление: на матовом стекле аппарата я увидел перевернутое вверх ногами изображение. Во время проявки отпечатков под красным фонарем в прозрачной жидкости начали появляться контуры снятых мной ребят – героев первого чуда!

Фотографировать мне нравилось, но в обществе "Юный динамовец" было °Раздо интереснее. Все свое время я посвятил гимнастике – я даже участвовал в соревнованиях, но спортзал закрыли на ремонт, и я забыл о гимнастике. Некоторые из "динамовцев", с которыми я занимался, стали впоследствии известными спортсменами. Мне судьба определила другой путь.

После нашего переезда на бывшую Судебную улицу я пошел учиться в 57-ю школу расположенную в десяти минутах ходьбы от дома. Школа школой, но жизнь улицы, двора по-прежнему увлекала больше. Зимой катался на "снегурочках" (почему-то в те годы снег в Тбилиси выпадал надолго). Самым "смертельным" номером для нас (и для прохожих!) была "торпеда". Мы брали длиннющую лестницу, прикрепляли к ней несколько санок и, устроившись на ней кто как мог, неслись на бешеной скорости вниз по крутому спуску к проспекту Руставели. Прохожие шарахались в стороны, однако со временем они как-то даже привыкли к нашей "торпеде". В один прекрасный день она "на лету" со страшным грохотом врезалась в стоящую на краю тротуара будку "Грузинский хлеб", которая вдруг оторвалась от асфальта и беспомощно повисла в воздухе на проводах.

Наш класс был поистине "интернациональным": Виталий Микеладзе, Натела Параджанова, Вадим Максименко, Нателла Кумсиашвили, Сема Шмуле-вич, Сима Теплицкая, Эдик Саакян, Нина Еленина, Гиви Элиашвили, Лена Адамия... Я сдружился с Виталием Микеладзе, он жил неподалеку от меня. Его всегда приводили в пример как самого способного и трудолюбивого ученика. В великолепной библиотеке, доставшейся ему от деда, я впервые увидел книги в кожаных, тисненых золотом переплетах. Иногда мне удавалось познакомиться с содержанием этих богато иллюстрированных изданий, вызывавших восхищение. Постоянное общение с семьей Виталия оказало на меня заметное влияние. Бабушка не могла никак нарадоваться на внука, который все чаще оставался дома и, расположившись на балконе, читал. Я любил это место, где можно было спать на жесткой деревянной тахте, вдыхая запах цветущих акаций, рассаженных вдоль нашей улицы.

Бабушка радовалась, а мои бывшие дружки считали, что я "свихнулся" – перестал прогуливать школу и носиться в бесшабашном круговороте дворовой жизни. Зная мою увлеченность и страстность, они не могли понять, что я могу отказываться от всего, что составляло нашу мальчишескую жизнь, полную радостей, тревог и волнений. Короче говоря, у меня появились другие интересы и новые друзья.

Напротив нашего дома стояло новое роскошное четырехэтажное строение для работников Совнаркома. В нем жил сдержанный и серьезный мальчик Марлен – худой, в очках, крайне редко принимавший участие в наших играх. Казалось, что в отличие от нас он всегда о чем-то размышлял. Когда в городе начались повальные аресты, забрали и его отца, занимавшего важный пост в ЦК. Марлен остался с бабушкой – и больше я его не встречал. Видимо, они куда-то переехали. Через много лет, когда я уже был студентом операторского факультета ВГИКа, однажды обратил внимание на фигуру худого студента в очках, и, как мне показалось, с таким же характерным носом, как у Марлена. Конечно, это был именно он и никто другой. Я подошел к нему "Ты случайно не Марлен Хуциев?" Мы искренне обрадовались встрече. В институте училось много наших ребят из Тбилиси – Тенгиз Абуладзе, Резо Чхеидзе, Лева Кулиджанов, Леван Шенгелия, Дима Месхиев (с ним я учился в одной школе), Сурен Шахбазян, Володя Бурыкин, Дудар Маргиев, Георгий Калатозишвили. Я был рад и встрече с Сережей Параджановым, которого знал раньше по Тбилиси – он жил неподалеку, в нашем районе. Прежде мы мало общались, но в институте хорошо узнали друг друга, вся его бурная, полная парадоксов жизнь проходила на моих глазах. Разве мог я подумать, что со временем он станет одним из немногих, кому удастся создать свой язык в кинематографе!

Еще в детстве я обращал внимание на окружавшие меня предметы, вглядывался в лица, в природу, любил наблюдать различные эффекты освещения, особенно у нас дома, когда в квартиру проникало утреннее солнце. Эти радостные мгновения растягивались до бесконечности. Очень рано во мне пробудился интерес к цвету. Сначала это были еще неосознанные ощущения. Для природы юга характерны яркий солнечный свет, глубокие лиловые тени, интенсивные краски неба, зелени, цветов. Хорошо помню, что детство мое было "цветным". И самым цветным казался старый цирк-шапито – с брезентовым шатром на деревянных столбах, запахом опилок, с животными, артистами, местными и приезжими, с самим стариком Дуровым. С годами все эти воспоминания стали расплывчатыми видениями, по-прежнему цветными, но далекими и потускневшими.

Когда я подрос, мы вместе с отцом по воскресеньям ходили в старинные майданские бани (2), где горячая вода била из подземных источников и пахла серой, к чему мне пришлось привыкать. Знаменитая Орбелиановская баня, вся в голубой мозаике, с роскошными номерами, предназначалась для избранной публики. Мы же ходили в простые общие бани, приютившиеся на карабкающейся в гору улочке. В них были та же серная вода и бассейн.

Тбилиси. Часть старого города. Купола серных бань

Терщики выпускали из раздутых мыльных "наволочек" облака пены, и начинался привычный ритуал, который мне казался адской процедурой. Было в этом что-то особенное, "не для слабых", и однажды я все же рискнул. Терщик, с безразличием и сноровкой, присущей только истинным профессионалам, стал делать из меня "цыпленка-табака". Я лежал, распластанный на каменной плите. Сначала он растер мое мокрое тело грубой ковровой рукавичкой, потом принялся выкручивать руки, ноги, уселся на спину, "поездил" по позвоночнику, мял, жал, тряс... Я пытался было что-то возразить, но не смог, а когда уже стал терять сознание, он окатил меня водой из деревянной кадки и, как бы извиняясь, заключил: "Я думаю, хватит... Можешь идти!" После этого я несколько дней приходил в себя.

Постоянными посетителями этих бань были в основном пожилые люди. Как-то раз я случайно подслушал разговор столетних стариков. Они вспоминали о прошлом, и мне показалось, что они жили еще во времена Пушкина, когда он посещал старый Тифлис.

До сих пор помню особую атмосферу внутри этой бани. В центре шатрового свода, в небольшом открытом круглом проеме "солнечного глаза" виднелось небо. Его яркая голубизна "заглядывала" внутрь помещения и сама становилась светом, мягко выделяя из темноты обнаженные человеческие фигуры. Теплые и холодные потоки света в условиях постоянно меняющейся туманной среды влажного воздуха теряли свою силу, переходя из одного состояния в другое. В дальнейшем этот монохромный, живописный образ не раз возникал у меня в памяти во время работы над фильмами.

Я с детства любил фантазировать, строить воздушные замки. В старой части Тбилиси можно было обнаружить много самых неожиданных фактур и поверхностей на стенах древних церквей, жилых домов. Особенно интересно было рассматривать эти фактуры при скользящих лучах солнечного света, которые подчеркивали загадочные знаки царапин и трещин, придавая им фантастический вид. Освещение, благодаря своей "текучести", прямо на глазах видоизменяло эту "материю", создавая различные переливы света и цвета. Это было настолько увлекательно, что, разглядывая новую поверхность, я каждый раз переносился в мир иллюзий и миражей.

Особенно радостным временем для меня было лето. Каникулы я проводил в деревне у Александры Джавахишвили, сестры моего деда Ладо. У нее было три сына, двое из них – бывшие офицеры Ираклий и Вахтанг – жили в деревне с матерью. Я помню жену Вахтанга, Марусю, которую "привезли" из Москвы. Она осталась жить в горах и до девяноста лет ни разу не жаловалась на здоровье и читала без очков. Оба брата были заядлыми охотниками. Они брали меня в горы, и я был счастлив, когда мне доверяли носить охотничью сумку.

Неподалеку от деревни располагалась ферма Совнаркома, где под сенью девяти могучих раскидистых дубов по традиции накрывались столы: местное начальство с особым языческим гостеприимством принимало номенклатурных работников из Москвы и зарубежных гостей. Заведовал фермой известный в Грузии человек – Петя Бокерия. У него была дочь Русико. Она регулярно приезжала к отцу в компании двух очаровательных девушек, одну из них звали Медея Джапаридзе, другую – Лиана Асатиани. Я часто оказывался в их обществе, хотя был еще подростком. Красота девушек была ослепительной. Я боялся смотреть в их сторону. Однако боялся напрасно, поскольку они были заняты собой и, естественно, никакого внимания на меня не обращали. Мог ли я тогда представить, что спустя много лет мы встретимся с киноактрисой Лианой Асатиани и вместе будем работать над фильмами, где она сыграет главные роли!

Летом в одно раннее жаркое утро я сидел, удобно устроившись в тени на балконе, и готовился к экзаменам за седьмой класс. Никого не было дома, радио не работало. Занятия как-то не шли, и я ощущал некое скрытое беспокойство. Прислушавшись, я увидел: на нашей тесной улице происходило что-то непонятное, люди о чем-то взволнованно говорили, перешептывались. Встревоженный происходящим, я принялся расспрашивать, что случилось. Оказалось – началась война. Я был потрясен и растерян.

Тбилиси находился далеко от фронта, но война, конечно, ощущалась постоянно, бывали даже бомбежки. Отец трудился на небольших стройках, мама работала в госпитале. После семилетки я учился в Тбилисском строительном техникуме на архитектурном отделении. Когда одна мамина подруга стала давать мне на дом чертежные работы, я был несказанно рад помочь родителям материально.

Мы с бабушкой часто приходили в дом на проспекте Руставели, где жили наши родственники. В этом же доме жил график Серго Кобуладзе, его иллюстрации к "Витязю в тигровой шкуре" стали классикой. Мои родственники дружили с ним. Как-то мы зашли к нему в мастерскую, когда он работал над серией иллюстраций к "Слову о полку Игореве". Мне особенно запомнилось сосредоточенное лицо Серго, вернее, только его нижняя половина, поскольку верхняя всегда была затенена от света висящей над столом лампы длинным козырьком. Затаив дыхание, я следил за его работой, за появлением каждой линии.

Когда война закончилась, я сдал все экзамены в строительном техникуме и в том же году, к осени, отправился в совершенно незнакомую мне Москву поступать в Архитектурный институт.

Москва ошеломила меня непривычным укладом и ритмом жизни. В Архитектурном институте мне сначала нравилось все, но со временем интерес к учебе начал ослабевать: архитектура не оказалась моим призванием.

Первое время я жил на Садово-Спасской улице у близких друзей мамы в коммунальной квартире старого дома. Остался в памяти особый колорит этого жилья, небольшая комната с жесткой деревянной кроватью, на которой я спал, коридор с вереницей дверей, общая кухня со странными запахами, счетчики, звонки у входной двери с фамилиями жильцов, двор с обшарпанными стенами. Потом я переехал в студенческое общежитие в Ростокино, расположенное неподалеку от мухинской скульптуры "Рабочий и колхозница". Забавно, что я тогда находился рядом со ВГИКом, но никакого интереса к кино не проявлял.

Война была позади, но все еще ощущалась суровость времени. Жили мы в неотапливаемых бараках по четыре человека в комнате. Когда наступало утро, приходилось выбираться из "тепла", чтобы идти в булочную, где по студенческим карточкам выдавали по 550 граммов черного хлеба на человека. И все же я вспоминаю те далекие трудные дни как прекрасное время.

Новый 1946 год мы встречали в общежитии Архитектурного института, где жили семейные студенты. Каждый из нас должен был принести с собой свои 550 граммов хлеба и пол-литра водки, а хозяева выставляли на стол отварную картошку и что-то похожее на винегрет. Мы замечательно встретили Новый год, были очень веселы и счастливы.

Однако вскоре у родителей возникли материальные затруднения. Мне пришлось оставить учебу и вернуться домой в Тбилиси.

Оказавшись в родных краях, я начал искать работу. Один из моих товарищей, увлекающийся фотографией, заинтересовал меня идеей попробовать свои силы в этом деле. Он уговорил для начала купить простой фотоаппарат. Постепенно я принялся осваивать основы этого ремесла. На мое счастье, знакомый актер предложил снять выпускной спектакль Грузинского театрального института имени Шота Руставели. Это была постановка Миши Туманишвили (впоследствии он стал известным режиссером) по книге Юлиуса Фучика "Репортаж с петлей на шее". Мои снимки будущих знаменитостей театра и кино Рамаза Чхиквадзе, Бадри Кобахидзе, Карло Саканде-лидзе, Гурама Сагарадзе, Гоги Гегечкори были даже опубликованы в тбилисских газетах.

Мне везло на соседей и вообще на интересных людей. На улице почти каждый день я здоровался с молодым человеком, который привлек мое внимание своим романтическим обликом, благородством и воспитанностью. Жил он на соседней улице Грибоедова. Это был Булат Окуджава, который учился в то время в Тбилисском университете.Через несколько лет в Москве мы с ним неожиданно встретились в одной компании, где они вместе с Петей Тодоровским играли на гитаре и пели песни. Пройдут годы, и Петя, мой сокурсник по ВГИКу, ставший впоследствии режиссером, будет ставить свою первую картину "Верность" по сценарию Булата Окуджавы.

Все эти годы я работал на стройках и занимался фотографией. В кино меня привел счастливый случай: один из моих друзей – Тенгиз Гамкрелидзе познакомил меня с Феликсом Высоцким. Он был сыном грузинки и поляка, удивительно добрым человеком, безотказным во всем, с детским взглядом светло-голубых глаз. Еще до войны он учился во ВГИКе у оператора Эдуарда Тиссэ. Феликс был одним их ведущих операторов Грузинской киностудии. А еще он был заядлым автомобилистом. Он-то и привел меня на киностудию.

Общаясь с Высоцким, который рассказывал мне о своей работе, о довоенном ВГИКе, я познакомился и с другими грузинскими кинематографистами – с оператором Давидом Канделаки, представителем старой операторской школы Владимиром Кереселидзе, оператором документального кино Георгием Асатиани. Кинематограф "перебежал дорогу" всем моим прежним увлечениям. Я стал серьезно подумывать о поступлении на операторский факультет ВГИКа.

В 1949 году я снова поехал в Москву. Операторскую мастерскую во ВГИК набирал профессор Борис Волчек. Конкурс был суровый: двадцать пять человек на место, к тому же одиннадцать иностранцев зачисляли без экзаменов. Все полушепотом произносили в коридоре слово "коллоквиум", который, как выяснилось, был просто собеседованием, где тебе задавали более менее простые вопросы. Я чувствовал, что мои ответы не совсем убедили профессуру, и тогда Эдуард Тиссэ, иронически улыбнувшись, обратился ко мне: "Скажите, что вы знаете о Пиранези? Ответите – считайте, что мы приняли вас в институт, не ответите – сами понимаете..."

Я не поверил своим ушам! По какой-то, быть может, закономерной случайности о Джованни Батиста Пиранези я знал все! В недалекие времена моего архитектурного прошлого я купил у букинистов старинный альбом гравюр Пиранези, потратив на него свои скромные сбережения. Пораженный техникой этого мастера, я подробно изучил все его творения. В итоге я был принят во Всесоюзный Государственный Институт Кинематографии!

uverenniy.ru

Топ-5 картин Леонардо да Винчи • Arzamas

10 января 2018Искусство

Объясняем, как да Винчи изменил историю живописи, на примере пяти его главных работ

Автор Елена Якимович

1«Мадонна в скалах» (1483–1486)
Musée du Louvre / Wikimedia Commons

«Мадонна в скалах» — одна из первых живописных работ Леонардо. Контракт с художником заключило Братство Непорочного зачатия  Городское религиозное сообщество богатых жителей Милана, собиравшихся для совмест­ных молитв. — картина должна была украсить алтарь часовни церкви Сан-Франческо-Гранде в Милане. Вместо формальной торжественной застывшей композиции Леонардо создает свобод­но развернутую в пространстве, пластичную группу в форме пирамиды — своей любимой фигуры — и таким образом нарушает традицию, по которой алтарная картина должна была включать Марию с младенцем, пророков и ангелов. Герои связаны между собой с помощью поз и жестов. Вот коленопреклоненная Мария представляет Иоанна Крестителя младенцу Христу, который поднимает руку в благословляющем жесте. Вот ангел указывает на Иоанна и смотрит на зрите­ля, будто приглашая его в картину. Тихое таинственное действо в гроте напо­минает сцену Рождества, тоже часто изображаемую в пещере, а отсутствие нимбов и атрибутов делает «Мадонну в скалах» менее официальной и более камерной.

Нарушение традиции заключается еще и в том, что на картине изображена сцена, отсутствующая в канонических Евангелиях, но известная по апокрифам. Согласно апокрифическому Протоевангелию Иакова, младенец Иисус встре­тился с Иоанном во время бегства в Египет (Ирод приказал истребить всех младенцев мужского пола), когда Мария, Иосиф и Христос, как и Иоанн с его матерью Елизаветой, скрывались в пустыне.

Как и его предшественники, Леонардо тщательно выписывает детали — он пре­красно разбирается в геологии и ботанике, — и мы можем определить разно­вид­ности цветов и породы скал. Одновременно в картине есть характерные только для Леонардо воздух и глубина, которых удалось добиться с помощью приема сфумато  Сфумато (итал. sfumato — «затушеванный, исчезающий как дым») — смягчение очерта­ний фигур и предметов, которое позволяет передать окутывающий их воздух. . Уходя от условности и плоскостности, показывая объемные пла­стичные фигуры в сложном пространстве, художник прощается с тради­циями Средневековья и Раннего Возрождения в Италии и открывает дорогу к «Тайной вечере» и «Моне Лизе».

2«Тайная вечеря» (1495–1498)
Wikimedia Commons

Над росписью на стене трапезной доминиканского монастыря Санта-Мария-делле-Грацие в Милане  Капелла при монастыре была домовой церковью Лодовико Сфорцы, правителя Милана, на которого работал Леонардо. Леонардо хотел работать медленно и использовать яркие краски, дающие возможность тональных переходов. Он отказался от прове­ренной и надежной техники фрески — она не позволяла вносить исправления, использовать множество разных цветов и оттенков и добиваться сложных переходов от одного тона к другому. Художник решил работать аль секко, то есть всухую, рисуя по сухой стене. Поверхность стены он покрыл смесью гипса, смолы и мастики, а писал яичной темперой с добавлением масляной краски. Но эксперимент провалился: уже в XVI веке изображение начало раз­рушаться, а прорезание двери в стене, наводнения, неудачные реставрации, бомбежки во время Второй мировой еще сильнее испортили роспись.

Христос и ученики помещены в строгий интерьер, напоминающий трапезную монастыря: он сообщает, что один из них предатель. Это не ритуальный ужин и не молитвенное собрание, как у предшественников Леонардо, но спектакль в момент кульминации. Апостолы спорят, недоумевают, печалятся, возмуща­ются, гневаются. Посередине Христос: он указывает на хлеб, намекая на таин­ство причастия. Иуда — и это тоже совсем не характерно для итальянской живописи XV века — смешался с толпой других учеников. Отшатнувшись от стола, он рассыпает соль (дурная примета).

В этой работе передан весь спектр переживаний героев: каждый индивидуален и вместе с тем типичен — зарисовки беседующих на улице людей, которые Леонардо делал, еще не получив этот заказ, явно не прошли даром. Персонажи образуют символические группы из трех человек, в форме треугольника изо­бражен и Христос в центре композиции. Математически точная перспектива задает сцене строгий ритм, а сочетание выверенной геометрии с эмоциональ­ными движениями героев позволяет добиться равновесия без застылости.

3«Спаситель мира» (около 1500 года)
Wikimedia Commons

Об авторстве этой картины идут споры, но многие авторитетные исследовате­ли считают, что автор — Леонардо. «Спаситель мира» — это тип изображения, когда Христос чаще всего представлен как владыка мира  На это указывает сфера или держава с крестом; иногда он сидит на троне., поднимающий правую руку в благословляющем жесте. Иконография с вла­ствующим и благословляющим Христом пришла в Италию из Нидерландов. Прозрачная сфера в руках Спасителя отсылает к Платону и Аристотелю, писавшим о сферической форме Вселенной. 

Картина вызывает много вопросов. Почему руки Христа выделены светом и приближены к зрителю, а лицо вдалеке и скрыто во мраке? Почему сфера, вероятно сделанная из горного хрусталя, не искажает складки одежды, если учесть, что Леонардо отлично разбирался в оптике? Почему здесь нет ни пластичности, ни сложных разворотов, ни типичной для мастера «подвижности внутри покоя»​  Для живописи Леонардо характерны сложные развороты фигур, подвижных и пластичных. Вместе с тем композиции в целом весьма устойчивы и сохраняют равновесие.​, которой он достиг к концу XV века? И главное, не подделка ли это? Видимо, все же нет. На рентгене видны поправки в изображении благословляющей руки — и это веский аргумент в пользу того, что автор писал сам, а не копировал готовый образец. В пользу авторства Леонардо говорит и нестандартное изображение Иисуса — без бороды и без нимба.

4«Мона Лиза» (1503–1519)
Musée du Louvre / Wikimedia Commons

Изображение Лизы Герардини, неаполитанки из аристократического обеднев­шего рода, жены флорентийского торговца тканями Франческо дель Джокон­до, стало поводом для множества домыслов и догадок. Этому способствовали и знаменитая кража «Джоконды» из Лувра в 1911 году, и путешествие картины по США в 1962-м, и многократное цитирование, в том числе в искусстве. Зага­дочную репутацию «Моне Лизе» создали в XIX веке романтики и символис­ты — Теофиль Готье и Уолтер Пейтер  Писатель-романтик Теофиль Готье в 1855 году назвал «Джоконду» «сфинксом красоты», а кри­тик Уолтер Пейтер в 1867 году написал, что это существо, которое «умирало множе­ство раз и изучило тайны загробного мира». Дмитрий Мережковский в романе «Воскрес­шие боги. Леонардо да Винчи» (1901) продол­жил романтическую тему, назвав «Джоконду» женским двойником самого Леонардо.. Но и сам Леонардо этому содействовал, предоставив зрителям полную свободу интерпретации.

Как писал мастер, «неясными предметами ум побуждается к новым изобре­тениям» — и здесь действительно неясно все. Каков характер этой женщины, добрая она или злая, веселая или коварная, юная или зрелая? Модель не ста­тична — она спокойно сидит, но развернута в пространстве: ноги в одну сторо­ну, торс в другую, голова и взгляд направлены в разные стороны. Сфумато передает мимолетную эмоцию, случайно мелькнувшую мысль, слегка ожив­ляющую лицо (быстрый взгляд в сторону, легкая улыбка). Намеренная неяс­ность очертаний и мягкость форм рождают у зрителя самые разные мысли о ее характере и эмоциях. Невозможно понять, о чем она думает и что чув­ствует, но несомненно, что это лицо отражает глубокую внутреннюю жизнь. Полуфантастичес­кий пейзаж в отдалении напоминает скорее о сказке или сне, чем об Италии, и его легкая асимметрия, которая есть и в фигуре, тоже создает «подвижность внутри покоя».

Именно эта сложность и неоднозначность — большое открытие Леонардо. Как настоящий психолог, он ставит эксперимент над зрителем, предлагая проективный тест, который нельзя пройти единственно правильным образом.

5«Святая Анна с Мадонной и младенцем Христом» (1508–1510)
Musée du Louvre / Wikimedia Commons

По одной версии, «Святая Анна с Мадонной и младенцем Христом» была зака­зана фран­цузским королем Людовиком XII для его беременной жены Анны Бретонской  Культ святой Анны, распространенный в Ита­лии в XV веке, в числе прочего связан с ее покровительством беременным женщинам.. Но проект остался незаконченным, что закономерно для Леонардо.

Изображение Марии с младенцем на коленях у ее матери, святой Анны, при­шло с севера, из Германии XIV века. Такая иконография называется «Анна втроем»: название подчеркивает связь между женщинами и святость зачатия для обеих. У Леонардо смысл сцены подчеркнут пластически: группа плотно спаяна (снова любимая пирамида), тела героев повторяют и продолжают друг друга. На коленях у Анны, словно на троне, сидит монументальная Мария, плавно склоняясь к младенцу, который пытается оседлать ягненка. Агнец символизирует жертву Христа, и одновременно это тихая семейная сцена: Мария отвлекает сына, а моложавая бабушка умиротворенно наблюдает за обоими. Вся троица изображена на краю обрыва, отделяющего их от зри­теля, а пустынный пейзаж придает сцене планетарный масштаб. Символи­ческое переплетается с эмоциональным, а идеальное — с реальным.

Каждая картина, в отличие от рисунков, была для Леонардо синтезом всего его опыта, итогом исследования, и именно поэтому многие работы, в том числе эта, так и остались незаконченными. Когда художник хочет создать убедитель­ный мир, равный реальности по своей сложности, то на поиски этой формулы может уйти вся жизнь.  

История

Путеводитель по средневековому монастырю

Или как отличить бенедиктинца от францисканца

arzamas.academy